DEFENCE

проект информационной и социальной защиты пациентов и врачей

Оформление заказа (0)    
Логин

Регистрация
Пароль

Забыли пароль?


В СоцСетях :

Google+

FB

VK

Skype: dr_ydik

psycho.by NLP Психотерапия в Минске.Психотерапевт вызов на дом Минск.Сеансы психотерапии в Минске.Психотренинги в Минске.Гипноз.Лечение депрессии


milonga.by Аргентинское танго в Беларуси,милонги в Минске,уроки, фестивали,семинары, танго-школы.

Genway.ru


massag.by Мануальная терапия, массаж, выезд к пациенту.


lek.by Правда о лекарствах.Аптеки.Фармбизнес.Фитотерапия.Биодобавки

adulter.by,sexology




Алан Александер Милн

Алан Александер Милн. Принц кролик


Когда-то давно жил король, у которого не было детей. Иногда он говорил
королеве: "Если бы только у нас был сын!" И королева эхом отвечала: "Если
бы!" А в другой день он говорил: "Если бы у нас была дочь!" И королева
вздыхала в ответ: "Да, если бы только у нас была дочь". Но детей у них не
было.
Шли годы, но в королевском дворце по-прежнему не слышалось детских
криков, и люди начали спрашивать друг друга, кто же будет их следующим
королем. Некоторые предполагали, что им станет канцлер, и печально качали
головами, потому что в королевстве канцлера не любили. Но все продолжали
надеяться, что во дворце родится маленький принц, который, однако, так и не
появился.
Однажды на королевской аудиенции канцлер решил поговорить с ним о том,
что волновало народ.
— Ваше величество,- начал канцлер и замолчал, не найдя подходящих слов.
— Да? — ответил король.
— Ваше величество позволяет мне высказать то, что накопилось у меня на
душе?
— Говори,- милостиво кивнул король.
Вдохновленный разрешением монарха, канцлер решил сразу перейти к делу.
— В случае смерти вашего величества...- он закашлялся и начал снова.-
Если ваше величество когда-нибудь умрет, чего, без всякого сомнения, не
произойдет еще много лет... мне нет нужды говорить, ваше величество, что
ваши верные подданные надеются, я хочу сказать, они надеются, что этого
никогда не случится. Но допуская хоть на секунду, позволив себе это
печальное допущение...
— Ты собирался говорить о том, что накопилось у тебя на душе,- прервал
его король.- Так?
— Да, ваше величество.
— Надо яснее выражать свои мысли.
— Разумеется, ваше величество.
— Ты хотел спросить: "Кто будет следующим королем?"
— Совершенно верно, ваше величество.
— Ага! — король помолчал.- Я могу сказать тебе, кто им не будет.
Канцлер воздержался от следующего вопроса. Слишком уж очевидным казался
ответ.
— Что бы ты мог предложить сам? — спросил король.
— Ваше величество могло бы выбрать преемника среди молодых людей
высокого происхождения. Я бы рекомендовал провести состязание, а победителя
объявить вашим наследником.
Король нахмурился, подергал себя за бороду.
— Одного состязания, пожалуй, недостаточно. Пусть их будет много.
Участники должны быть благородного происхождения и моложе двадцати лет.
Проследи за этим,- и взмахом руки король отпустил канцлера.
Следующим утром по всему королевству глашатаи объявили, что неделю
спустя у королевского дворца начнутся состязания, первым видом которых будет
бег. Участники должны быть честолюбивы, все-таки победитель становился
преемником короля, молоды, не старше двадцати лет, и благородного
происхождения. Народ ликовал, потому что всем хотелось, чтобы страной правил
уважаемый человек, а умение бегать считалось в королевстве немалым
достоинством.
В назначенный день город шумел, как растревоженный улей. Вдоль всей
дистанции, проложенной вокруг дворца, плотной стеной стояли зрители. На
финише, в специально построенном павильоне, сидели король и королева. Там же
их величествам представляли участников состязания. В забеге собирались
участвовать девять симпатичных, хорошо сложенных, по утверждению многих,
умных юношей, представителей лучших семей королевства.
И еще один кролик.
Канцлер впервые заметил кролика, когда выстроил в ряд участников забега
и прикалывал им на спину номера, чтобы зрители могли отличить их друг от
друга.
— Уходи отсюда,- сказал канцлер кролику.- Тут могут находиться только
участники,- и он попытался отпихнуть кролика ногой.
— Я тоже участник,- ответил кролик.- Впервые слышу,- с достоинством
продолжал он,- чтобы стартер давал пинка одному из участников решающего
забега. Похоже, что вы хотите создать кое-кому более благоприятные условия.
— Ты не можешь быть участником,- рассмеялись юноши.
— Отчего же? — возразил кролик.- Прочтите правила.
Канцлер, которому внезапно стало очень жарко, перечитал правила.
Кролик, несомненно, еще не достиг двадцати лет, а родословная
подтверждала его высочайшее происхождение. И...
— И я честолюбив и хочу стать преемником короля.
Но вначале следовало представить королю участников забега. Один за
другим они подходили к павильону и последним...
— А это,- беззаботно сказал канцлер,- кролик.
Тот галантно поклонился сначала королю, потом королеве. Король не сразу
поверил своим глазам, а затем повернулся к канцлеру.
— Что это?
Канцлер пожал плечами.
— К сожалению, его желание участвовать в забеге достаточно обосновано.
— Ваше величество, канцлер хочет сказать, что все в порядке,- пояснил
кролик.
Неожиданно король рассмеялся.
— Начинайте,- сказал он.- Потом мы всегда сможем провести еще один
забег и определить, кто станет следующим канцлером.
Они побежали, и юный лорд Каломель под рукоплескания зрителей закончил
дистанцию вторым. Его приветствовали не только королевская чета, но и
кролик, наблюдавший за окончанием забега из королевского павильона.
— Прекрасная техника, ваше величество,- кролик повернулся к королю.- И
вообще, этого юношу ждет блестящее будущее.
— Это точно,- сухо ответил король.- Я настолько в нем уверен, что
отпускаю остальных. В следующем состязании примете участие только вы.
— Надеюсь, нам не придется больше бегать, ваше величество. Это было бы
несправедливо по отношению к его светлости.
— Нет, бегать вам не придется. Вы сразитесь друг с другом.
— Понятно. Каким оружием?
— На мечах.
— В последнее время мне не приходилось пользоваться мечом, но, смею вас
заверить, через день или два...
— Состязание состоится сегодня,- отрезал король.
— Как только лорд Каломель отдышится после бега?
Король ничего не ответил и посмотрел на канцлера.
— Скажи молодому лорду Каломелю, что через полчаса он сразится с этим
кроликом.
— Молодым лордом Кроликом,- пробормотал кто-то из участников забега.
— Сразиться с ним за мое королевство,- твердо закончил король.
— И будьте так добры, принесите мне, пожалуйста, меч,- добавил кролик.-
Только самый маленький. Я хочу, чтобы лорд Каломель быстро оправился от ран.
И вот, полчаса спустя, на ровной полоске травы перед королевским
павильоном сошлись лорд Каломель и кролик. Бой вышел жарким, но коротким.
Каломель, взмахнув длинным мечом, ринулся на кролика, а тот, зажав короткий
меч, скорее кинжал, в зубах, метнулся в ноги своему сопернику, и Каломель
упал. Да так неудачно, что сломал правую руку. Зрители радостно захлопали,
когда он элегантно поднял меч левой рукой. И кролик, на мгновение уронив
кинжал, также приветствовал мужество юного лорда. А затем зажал кинжал
зубами и тем же маневром вновь уложил Каломеля на землю. На этот раз лорд
вывихнул ногу и остался лежать там, где упал.
Кролик затрусил к королевскому павильону и положил кинжал на колени к
канцлеру.
— Большое вам спасибо,- сказал он.- Я победил?
Король насупился.
— Состязания не закончились,- процедил он.
Но что он мог предложить? Всем было ясно, что физическое состояние
лорда Каломеля не позволяло ему состязаться в силе. Правда, оставался ум.
— В конце концов,- сказал король королеве в тот вечер,- ум государю не
помеха.
— Ты так думаешь? — с сомнением спросила королева.
— Я это знаю,- сердито ответил король.
— О,- вздохнула королева.
— Есть одна загадка, которая очень нравилась моему отцу. Ответ на нее
известен только членам королевской семьи. Это и будет нашим последним
состязанием.
— И как звучит эта загадка?
— Кажется, так,- король помолчал, а затем прочитал ее вслух, отбивая
ритм рукой.
"Такое все веселое,
ни черное, ни белое.
Посмотришь только в сторону, захочется уснуть.
А можно б было полететь, вскарабкаться на дерево,
И не спеша поплавать
по морю иль реке".
— И что это такое? — спросила королева.
— Насколько я помню,- ответил его величество,- или "соня", или
"малина".
— "Соня" тут не при чем,- возразила королева.
— Так же, как и "малина",- заметил король.
— Каким же образом они смогут найти правильный ответ?
— Им это не удастся. Я хочу, чтобы юному Каломелю сообщили по секрету
правильный ответ, и тогда он победит кролика.
— Разве это справедливо? — с сомнением в голосе спросила королева.
— Да,- ответил король.- Разумеется. Иначе я бы этого не предлагал.
И вскоре канцлер объявил о заключительном состязании между юным лордом
Каломелем и кроликом. Им предстояло отгадать древнюю загадку, найти ответ,
известный лишь членам королевской семьи. Каждый из соперников получил текст
загадки и неделю спустя им предстояло предстать перед их величествами и
всеми придворными. Лорду Каломелю передали также короткую записку: "От
друга. Ответ — "соня". ЗАПИСКУ СОЖГИТЕ".
В назначенный день Каломель и кролик вошли в тронный зал и поклонились
королю и королеве. Им милостиво разрешили сесть, так как лорда Каломеля еще
беспокоила вывихнутая нога. Затем канцлер призвал собравшихся к тишине, и
король огласил условия состязания.
— Ответ на загадку,- сказал он,- находится в запечатанном конверте,
который я отдаю канцлеру, чтобы тот вскрыл его после того, как лорд Каломель
и кролик скажут нам, что они думают по этому поводу.
Придворные, не зная, как реагировать на слова короля, на всякий случай
захлопали в ладоши.
— Первым я спрошу лорда Каломеля,- продолжал король. Он пристально
посмотрел на его светлость и тот коротко кивнул. Кролик, заметив кивок,
внезапно улыбнулся.
— Лорд Каломель, каков, по-вашему, лучший ответ на нашу загадку?
Юный лорд попытался придать своему лицу серьезное выражение.
— На эту загадку есть много возможных ответов, но лучшим, как мне
кажется, будет "соня".
— Пусть кто-нибудь запишет его ответ,- сказал король, и главный
секретарь записал: "Лорд Каломель — "соня".
— А теперь,- король повернулся к кролику,- что скажете нам вы?
Кролик, всю неделю придумывавший разные ответы, среди которых были и
мудренее того, что предложил лорд Каломель, скромно потупил взгляд.
— Ну? — король не отрывал глаз от кролика.
— Ваше величество,- неуверенно начал кролик,- лорду Каломелю,
несомненно, не занимать ума, но в данном случае он ошибся. Ответ не "пони",
а "соня".
— Я сказал "соня"! — негодующе воскликнул Каломель.
— А мне послышалось, что вы сказали "пони",- настаивал кролик.
— Лорд Каломель — "соня",- громко прочел главный секретарь.
— Вот видите,- торжествующе улыбнулся лорд Каломель.- Я сказал "соня".
— Примите мои извинения,- поклонился ему кролик.- Значит, мы оба
оказались правы, так как я уверен, что правильный ответ — "соня".
Канцлер сломал печать, вскрыл конверт и к изумлению большинства
присутствующих громко прочел: "Соня".
— Похоже, ваше величество,- канцлер пребывал в явном замешательстве,-
что они оба ответили правильно.
Король нахмурился. Он чувствовал, что его провели, хотя еще и не понял,
каким образом.
— У меня есть предложение, ваше величество,- продолжил канцлер.-
Задайте им еще один вопрос, из другой области знания, чтобы они ответили на
него прямо сейчас, в присутствии вашего величества. К примеру, можно
спросить их что-нибудь из высшей математики. Будущему королю следует
разбираться в премудростях этой науки.
— Какой вопрос? — нервно спросил король.
— Ну, допустим, сколько будет семью шесть? — канцлер прикрыл рот рукой
и прошептал королю.- Сорок два.
Ни единый мускул не дрогнул на лице короля, но он задумчиво посмотрел
на лорда Каломеля. Его светлость мог не знать правильного ответа.
— Ну? — с явной неохотой сказал король.- Что вы нам ответите?
Юный лорд Каломель задумался лишь на мгновение.
— Пятьдесят четыре.
— Ваш ответ? — обратился король к кролику.
"Что же мне сказать",- гадал кролик. Давая те же
ответы, что и Каломель, он мог не проиграть состязание,
однако в данном случае правильным ответом являлось "сорок
два". Но король, который никогда не ошибался, даже в
арифметических действиях, мог заявить, исходя из сложившейся
ситуации, что будущему правителю страны более приличествует
ответ "пятьдесят четыре". И ответ "сорок два" уже не
представлялся ему самым правильным.
— Ваше величество,- начал кролик,- эту исключительно интересную
головоломку можно решить по-разному. Наиболее очевидным ответом является
"сорок два". К сожалению, такому ответу недостает оригинальности. Мне давно
казалось, что наша прогрессивная страна должна иметь новую систему отсчета.
Давайте с этого момента считать, что семью шесть будет пятьдесят четыре. В
этом случае ответ, как и сказал лорд Каломель, "пятьдесят четыре". Но, если
ваше величество предпочтет обойтись без нововведений, тогда семью шесть
будет сорок два,- кролик поклонился их величествам, лорду Каломелю и сел.
Король задумчиво почесал затылок.
— Правильный ответ,- сказал он,- пятьдесят четыре.
— Не забудь это записать,- прошептал канцлер главному секретарю.
— Лорд Каломель сразу догадался об этом, кролик — со второй попытки.
Таким образом я объявляю победителем лорда Каломеля.
— Позор! — воскликнул кролик.
— Кто это сказал? — грозно вскричал король.
Кролик обернулся, вероятно в поисках того, кто осмелился перечить
монарху.
— Однако,- продолжал король,- для того, чтобы в умах моих подданных не
осталось и тени сомнения в абсолютной беспристрастности нашего выбора, мы
проведем еще одно состязание. Главе государства часто приходится выступать,
то есть стоять на ногах в течение длительных промежутков времени. И
следующее состязание будет заключаться в том...- его прервало громкое
покашливание юного лорда.
— Хорошо,- продолжил король, взглянув на Каломеля.- Состязание
состоится через месяц, когда лорд Каломель окончательно поправится, и
победит в нем тот, кто дольше простит на двух ногах.
По пути домой кролику было о чем подумать.
Надо отметить, что в том же лесу жил волшебник, знающий немало
магических фокусов. Он мог (это неоднократно видели соседи волшебника)
вытащить изо рта цветные ленты, приготовить пудинг с изюмом в шляпе и
достать из маленького бумажного кулька по меньшей мере десять связанных
между собой шелковых носовых платков. В тот же вечер, поужинав салатом,
кролик заглянул в волшебнику.
— Вы можете превратить кролика в человека? — спросил он.
— Я могу,- после паузы ответил волшебник,- превратить пудинг с изюмом в
кролика.
— Честно говоря, мне кажется, что в этом нет особого смысла.
— В кролика я могу превратить что угодно,- оживился волшебник.- Должен
признать, мне это очень нравится.
Кролик сразу все понял.
— Значит, вы сможете превратить человека в кролика?
— Однажды я это сделал. Во всяком случае, я превратил младенца в
крольчонка.
— Когда это было?
— Восемнадцать лет назад. При дворе короля Никодимуса.
Я демонстрировал свое искусство их величествам. Я попросил принести мне
младенца, даже не подумав о том... Мне принесли юного принца. Я накрыл его
красным носовым платком и взмахнул руками. Когда я убрал платок... Королева
очень опечалилась. Я делал все, что мог, но обратного превращения не
произошло. Его величество проявил истинно королевское великодушие. Он
сказал, что кролика я могу оставить у себя. Кролик жил у меня несколько
недель, а потом исчез. Бедняжка, бедняжка! — и волшебник вытер глаза красным
носовым платком.
— Как это трогательно,- кивнул кролик.- Вот какая у меня к вам
просьба...
Спустя месяц подошел срок решающего состязания. После завершения
последних приготовлений король произнес вступительную речь.
— Мы намерены провести наиболее интересное состязание между двумя
нашими претендентами на трон. По сигналу "Начали!" они должны... — и
замолчал на полуслове.- Что такое? — добавил он, надевая очки.- Где юный
лорд Каломель? И откуда взялся второй кролик? Зачем вы привели своего брата?
- фыркнул он на кролика.
— Я — лорд Каломель,- пропищал второй кролик.
— О! — вздохнул король.
— Начали! — воскликнул канцлер, который с годами стал хуже слышать.
Кролик, упорно тренировавшийся весь месяц, легко поднялся на задние
лапки. Лорд Каломель, накануне превращенный в кролика, остался сидеть на
четырех. Стоящий среди зрителей волшебник довольно хмыкнул.
— И долго я должен так стоять? — спросил кролик.
— Все это весьма неприятно и огорчительно,- сказал король.
— Могу я опуститься на четыре лапки? — спросил кролик.
— Вне всякого сомнения победил кролик,- объявил канцлер.
— Какой кролик? — рассердился король.- Они оба кролики.
— Тот, у кого за ушами белые пятна,- попытался внести ясность кролик.-
Я могу опуститься на передние лапки?
— Ваше величество! — внезапно прокричали из толпы.
— Ну, что там еще?
Волшебник выступил вперед.
— Позвольте мне взглянуть, ваше величество? — его голос дрожал от
волнения.- Белые пятна за ушами? Бедняжка, бедняжка! Пропустите меня!
Он схватил кролика за уши.
— Ох! — пискнул кролик.
— Это он! Ваше величество, это он!
— Кто он?
— Сын короля Никодимуса, который правил в соседнем с вашим королевстве.
Принц Сильвио.
— Истинно так,- воскликнул кролик, пытаясь скрыть изумление.- Разве вы
не узнали меня?
— У Никодимуса был только один сын,- заметил канцлер,- и он умер во
младенчестве.
— Не умер,- возразил волшебник и рассказал ту печальную историю.
— Понятно,- кивнул король, когда волшебник замолчал.- Разумеется, это
не имеет для нас никакого значения. Главным условием наших состязаний
является абсолютная беспристрастность в отношении участников,- он повернулся
к канцлеру.- Кто из них победил?
— Принц Сильвио,- ответил канцлер.
— В таком случае, мой дорогой принц Сильвио...
— Подождите,- возбужденно прервал короля волшебник.- Я как раз подумал
об одном волшебном слове,- он накинул на кролика красный носовой платок и
воскликнул: "Гопля!" — и носовой платок начал подниматься, подниматься,
подниматься...
И появился принц Сильвио.
Можно представить, как ликовали зрители, но король, казалось, даже не
заметил этого чудесного превращения.
— В таком случае, мой дорогой принц Сильвио,- как ни в чем не бывало
продолжал он,- вы победили в серии труднейших состязания и я объявляю вас
наследником престола.
— Ваше величество,- потупился Сильвио,- даже не знаю, как выразить мои
чувства,- он посмотрел на волшебника.- Дайте мне, пожалуйста, ваш платок. Я
не могу сдержать слез.
На следующий день принца Кролика перед всем народом провозгласили
наследником престола. А красный носовой платок он отдал волшебнику лишь
после окончания церемонии.
— Теперь,- сказал он,- вы можете вернуть лорду Каломелю человеческий
облик.
Волшебник накрыл платком голову лорда Каломеля, произнес: "Гопля!" — и
кролик превратился в лорда Каломеля.
— Благодарю вас,- довольно сухо сказал лорд, словно и не обрадовался
тому, что снова стал человеком.
Потом они жили долго и счастливо. Принц Кролик женился на самой
очаровательной принцессе тех мест. А когда у них родился сын, все
королевство пело и плясало. Король устроил пышный пир и созвал всех
менестрелей, акробатов, фокусников, чтобы они развлекали честной народ. Но,
несмотря на пожелание принцессы, волшебника во дворец не пригласили.
— Но я слышала, что он очень умен,- убеждала принцесса своего мужа.
— Он действительно большой выдумщик,- ответил принц Кролик,- но
некоторые из его шуток не отличаются хорошим вкусом.
— Как ты скажешь, дорогой,- кивнула принцесса.


Перевел с английского Виктор Вебер



    Алан Александер Милн. Принцесса-Несмеяна


Жил-был король и была у него единственная дочь, его гордость и любовь.
Нежная, добрая, красивая, и само совершенство, мог бы сказать король, если б
не одна загвоздка: принцесса никогда не смеялась. Никто и ничто не могло ее
развеселить.
Ее отец, король, наоборот, веселился всегда. Придворный шут еще только
открывал рот, а Его величество, восседая на троне, уже покатывался от
хохота. Уловить соль хорошей истории или умной загадки — тут Его величеству
не было равных. Но принцесса слушала, хмурясь, а когда рассказчик замолкал,
изрекала: "Забавно", "Неужели?", "А что случилось потом?".
— Дорогая моя,- бывало, говорил король, вытирая выступившие от смеха
слезы,- неужели ты не поняла? Это же шутка!
На что Принцесса обычно отвечала ему: "Да, я понимаю, что это шутка,
папа, но почему она вызывает столько шума?"
Ибо Ее королевское высочество всегда утверждала, что понимает шутки не
хуже других. И отличалась она от короля только одним: когда Его величество
видел шутку, он издавал некие оглушающие звуки, а вот когда такое
происходило с принцессой — она не хотела издавать какие-либо звуки. Так
стоило ли обращать внимание на это различие?
— Дорогая моя,- качал головой король,- причем здесь хотение? Если у
тебя есть чувство юмора, ты просто должна смеяться.
— А я вот не смеюсь,- отвечала ему принцесса.
— Знаю,- вздыхал король.- Не смеешься.
И тем почитал себя очень несчастным. Потому что нет на свете ничего
более приятного, чем рассказать хорошую историю дорогому тебе человеку, к
примеру любимой дочери, наблюдать, как появится улыбка на ее лице, как
внезапно зазвенит ее серебристый смех, засмеяться самому, вместе насладиться
веселой шуткой. Но в этом удовольствии принцесса отцу отказывала.
Он делал все, что мог. Прочитал ей от корки до корки очень забавную
книжку, которая называлась "Тысяча веселых историй, собранных Мейни
Соурсом", выдерживая паузу после каждый, дабы ее смех не наложился на
следующую. Но принцесса ни разу не засмеялась. Король прочитал ей книжку еще
раз, и вновь не выжал из нее ни смешка. Тогда он дал дочери другую книжку,
"Веселые сказания далеких стран", и пока она читала, озабоченно наблюдал за
ее лицом, но не заметил и тени улыбки.
Что бы ни говорил или делал, что бы ни говорил или делал придворный
шут, лицо принцессы оставалось серьезным. Такая нежная, такая добрая, такая
красивая — но смеяться она не могла.
И вот пришел день, когда король понял, что он этого не вынесет, что так
или иначе юную принцессу надо заставить рассмеяться. Со своими проблемами он
поделился с канцлером, как водится, мудрейшим человеком во всем королевстве.
Тут самое время отметить, что у канцлера был сын, граф Хоппо. Он не
выделялся ученостью, красотой или храбростью, собственно, не выделялся
ничем, но в семье молодого человека иначе как шутом не зазывали. Так что
решение у канцлера нашлось сразу.
— Я бы предложил Вашему величеству известить верноподданных Вашего
величества о том, что тот, кто первым рассмешит Ее королевское высочество,
будет вознагражден рукой Ее королевского высочества и половиной королевства
Вашего величества.
— Что ты на это скажешь, любовь моя?- поинтересовался король у дочери.
— Поступайте, как пожелаете,- ответила принцесса.- Я не засмеюсь,
потому что у меня нет желания смеяться. Не стремлюсь я и замуж, но, воля
ваша.
Король повернулся к канцлеру.
— Пусть объявят о следующем,- приказал он.- Начиная с завтрашнего дня,
в полдень, в течение получаса ко двору будут допущены те, кто знает смешные
загадки или веселые шутки. Тот, кто первый рассмешит принцессу, получит ее в
жены.
— А как насчет половины королевства?- озабоченно спросил канцлер.
— А это обязательно?- полюбопытствовал король.
— Абсолютно, Ваше величество.
— Очень хорошо. Пусть будет так. Завтра в полдень мы ждем первых
претендентов.
И в полдень у дворца собрались те, кто знал веселые загадки и забавные
шутки. Среди первых прибыл и граф Хоппо. А потом один за другим они
загадывали свои загадки или рассказывали свои истории, а Ее королевское
высочество их выслушивала.
— Скажите мне, Ваше королевское высочество,- спросил граф Хоппо,- что
зачем дракон переходит дорогу?
Король, уже слышавший эту загадку, хохотнул.
— Я полагаю,- ответила принцесса,- дракон переходит дорогу, потому что
ему надо попасть на другую сторону.
— Д-да,- с легким раздражением кивнул Хоппо.- Да, совершенно верно.
— Ну?- спросила принцесса.
— Это все,- выдавил из себя Хоппо.
— Так что тут забавного?- принцесса повернулась к королю.
— Моя дорогая, ты упустила смысл шутки. А смысл таков: если бы сказала
то, что он ожидал у тебя услышать, ему было бы что ответить, но ты этого не
сказала.
— Но для чего еще дракон может переходить дорогу?
— Не будем об этом,- закрыл тему король.- Следующий.
Вперед выступил еще один молодой человек и спросил, что общего у
серебряной чаши с осиным гнездом.
— Ничего у них нет общего,- принцесса вновь повернулась к королю. — Не
так ли, папа?
— Это же загадка, дорогая,- объяснил король, бормоча себе под нос.- Что
общего у серебряной чаши с осиным гнездом... с осиным гнездом?
— Одна буква "с", одна "н" и две "е", Ваше величество.
Король расхохотался.
— Что тут смешного?- пожелала знать принцесса.
— Дорогая, смешное в том, что мы искали общее совсем не в тех буквах,
из которых складываются эти слова.
— Понятно,- кивнула принцесса, но не рассмеялась.
Третьим соискателем руки принцессы стал граф Ролло. Высокий, красивый,
с такой обаятельной улыбкой, что принцесса подумала: "Только бы выиграл он,
а не этот ужасный граф Хоппо".
Граф Ролло спросил принцессу, в чем разница между мухой и птицей.
— Мухой и птицей,- забормотал король,- мухой и птицей, мухой и птицей.
Принцесса не замедлила с ответом.
— У птицы есть перья на крыльях, а у мухи нет. Птица откладывает яйца,
а муху — нет, ой, это неверно, мухи тоже откладывают яйца. Но у мухи нет
клюва. И она не вьет гнездо. О, и муха гораздо меньше птицы.
— Все это чистая правда!- улыбнулся Ролло,- но есть еще одно отличие,
Ваше королевское высочество.
— Какое?- подался вперед король.
— Птица может съесть муху, Ваше величество, а вот муха не может.
— Ха-ха-ха,- залился король веселым смехом.- Ха-ха-ха- ха. Ха-ха.
— Не может что?- переспросила принцесса.
— Не может съесть птицу, Ваше королевское высочество.
— Как это несправедливо,- вздохнула принцесса, дружелюбно кивнула графу
Ролло, но не рассмеялась.
Вот так, по очереди, все молодые люди страны представали перед
принцессой и рассказывали ей свои загадки и истории. не только в этот день,
но и в последующие. И один за другим они отказывались от дальнейших попыток
рассмешить принцессу-несмеяну, а потому больше не приходили в полдень в
королевский дворец. Но граф Хоппо и граф Ролло являлись обязательно, потому
что Хоппо мечтал о половине королевства Его величества, а Ролло полюбил
принцессу и она полюбила его. Так что в конце концов они остались вдвоем.
Пришел черед решающего поединка, и каждый из них провел беспокойную
ночь, готовясь к следующему дню. Ролло гадал, какая из еще не рассказанных
им историй может-таки рассмешить принцессу, а Хоппо обдумывал план, который
мог не только вызвать смех принцессы, но и унизить соперника.
И в полдень, на глазах всех придворных, граф Хоппо и граф Ролло сошлись
в поединке за руку принцессы. Принцесса смотрела на стоявших перед ней
юношей и всем сердцем желала, чтобы именно граф Ролло заставил ее
рассмеяться. Вот тут граф Ролло выступил вперед, чтобы рассказать принцессе
самую смешную из известных ему историй.
— Путник пришел в далекую страну и захотел узнать дорогу к королевскому
дворцу, потому что он принес подарок королю. Он остановил прохожего и
спросил: "Простите за беспокойство, сэр, вы знаете, как пройти к
королевскому дворцу?" Прохожий, решив показать, что у него есть чувство
юмора, ответил: "Да, знаю",- и зашагал дальше. Но мгновение спустя
остановился, испугавшись, как вы его желание пошутить не было истолковано за
грубость, и поспешил за путником, чтобы спросить: "Простите за беспокойство,
сэр, но вы хотите узнать, как пройти к королевскому дворцу"? "Нет, не
хочу",- ответил путник и покинул прохожего.
Королю эта глупая шутка так понравилась, что он смеялся несколько
минут, прежде чем вспомнил о своем королевском достоинстве, но принцесса
лишь с грустью смотрела на графа Ролло.
— Что ж, мы еще дадим тебе слово,- милостиво кивнул король.- А теперь
очередь графа Хоппо.
Граф Хоппо решил воспользоваться одним фокусом, который всегда смешил
его родственников. К фокусу этому Хоппо прибегал всякий раз, когда к ним в
дом приходил нежеланный гость. Для этого в холле устраивался масляный
каток*, и гость, ступив на него, тяжело плюхался на пятую точку, к
неописуемому веселью тех, кто при этом присутствовал. Вот и нынче граф Хоппо
приготовил такой каток в нескольких шагах от того места, где стояли он и
граф Ролло, и попросил канцлера, своего отца, следить за тем, чтобы никто из
придворных не ступил на масляный каток до начала поединка. Так что теперь
граф Хоппо шагнул к принцессе в полной уверенности, что он не только станет
ее мужем, но и превратит ненавистного ему графа Ролло во всеобщее посмешище.
— Я намереваюсь, показать Вашему королевскому высочеству одну
юмористическую сценку, которая наверняка вызовет у Вашего королевского
высочества веселый, громкий смех. Но, прежде чем начать, я бы хотел, чтобы
граф Ролло чуть отошел в сторонку, потому что мне нужно свободное
пространство,- он повернулся к Ролло.- Если вас не затруднит отойти на
несколько шагов к окну...
Небрежным жестом граф Хоппо указал, куда надо идти, и поклонился графу
Ролло. Тот, естественно поклонился ему, потом, более низко, королю и,
наконец, чуть ли не до самого пола, принцессе. Направился к окну и
благополучно наступил на масляный каток.
Конечно же, крепко хряпнулся пятой точкой.
— Ох!- ахнула принцесса.- Ох-хо-хо-хо-хо-хо! Ха-ха-ха-ха-ха-ха!
Хе-хе-хе-хе-хе-хе!- Словно кто-то нажал внутри нее невидимую кнопку. Ее смех
эхом отдавался от стен дворца. Она смеялась, смеялась и смеялась. Да слез,
до коликов в животе. Казалось, смеху ее не будет конца.
---------------------------------------------
* Совсем как у Булгакова: "Аннушка уже пролила масло"
Смеялся король, смеялся канцлер, смеялся граф Хоппо. За исключением
одного человека смеялся весь двор.
Не смеялся граф Ролло. Сгорающий от стыда, несчастный, злой, он
поднялся и с упреком посмотрел на принцессу.
— Я очень сожалею,- выдавила из себя принцесса.- Я не собиралась
смеяться, я не знаю, почему я засмеялась, я не хотела смеяться, я...- и она
вновь залилась смехом, вновь до слез, вновь до коликов. Когда же Ее
королевское высочество успокоилось, вперед выступил канцлер.
— Ваше Величество, по поручению молодого графа Хоппо я требую обещанную
награду.
— Графа Хоппо?- удивился король.- Но это же случайность, не так ли?
— Отнюдь, Ваше величество,- с гордостью возразил граф Хоппо. И
объяснил, как он подготовил масляный каток, а потом хитростью завлек на него
графа Ролло. "Ну и ну!, "Это же надо!"- прокомментировали придворные тонкий
замысел графа Хоппо. Король нахмурился, обдумывая создавшуюся ситуацию.
— Что ж,- наконец, изрек он,- вы действительно вправе утверждать, что
рассмешил Ее королевское высочество,- он повернулся к графу Ролло.- Вы
согласны со мной, граф Ролло?
Ролло посмотрел на принцессу, принцесса посмотрела на него, и их
взгляды все сказали друг другу. Ее глаза, во всяком случае, кричали: "Спаси
меня от графа Хоппо"! И Ролло улыбнулся принцессе, чуть кивнул, как бы
отвечая: "Все будет хорошо". Ибо его осенило.
Насупившись, словно обдумывая заданный ему вопрос, он отступил на пару
шагов, потом повернулся к королю.
— Ваше величество, поскольку я видел Ее королевское высочество изо дня
в день, много дней подряд, я позволил себе смелость полюбить ее. Если Ваше
величество сейчас объявит, что она должна выйти замуж за графа Хоппо, будет
лучше, если больше я ее не увижу. Но я рискну обратиться к ней с последней
просьбой. Я прошу ее сойти с трона, чтобы она попрощалась со мной здесь, не
как принцесса с верноподданным, а как девушка с юношей.
И он опустился на одно колено, ожидая решения.
— Я попрощаюсь,- ответила принцесса.
Она направилась к нему, но по пути наступила на масляный каток, ноги ее
взлетели в воздух, а попкой она, соответственно, ударилась об пол.
Принцесса вскрикнула от боли, придворные — от ужаса. Десяток рук
подняли принцессу на ноги и поддерживали, пока она выслушивала королевские
слова утешения.
— Странная получается история,- воскликнул граф Ролло.- Как вышло, что
Ваше королевское высочество не смеется? Разве это не забавная шутка?
Король подозрительно глянул на него.
— И что все это означает?- сурово спросил он.- Эти разговоры о прощании
служили только одной цели — заставить шлепнуться об пол Ее королевское
высочество?
— Именно так, Ваше величество,- поклонился граф Ролло.- Я надеялся, что
веселая шутка графа Хоппо позабавит нас вновь,- он вновь посмотрел на
принцессу.- Вашему королевскому высочеству не смешно?
— Нам не смешно,- холодно ответила принцесса.
— Абсолютно не смешно,- гордо изрек король.
— Но Ваше королевское высочество так смеялись,- напомнил граф Ролло.
— Тогда был совсем другой случай,- отрезал король.
Граф Ролло заулыбался.
— Отсюда, Ваше величество, следует, что не масляный каток графа Хоппо
заставил принцессу засмеяться, а мои на удивление смешные дрыгание ногами и
падение на пол.
Вот тут пришла очередь улыбнуться и принцессе, которая поняла, к чему
клонит граф Ролло.
— Ну конечно же,- в голосе короля звучало искреннее изумление.-
Почему-то я не подумал об этом раньше, хотя на самом деле так оно и есть.
Что ты скажешь, дорогая моя?
— Разумеется, папа,- без запинки ответила принцесса.- Меня рассмешил
граф Ролло, а не граф Хоппо.
Граф Хоппо почувствовал, что дело принимает нежелательный для него
оборот.
— Это я рассмешил ее, Ваше величество, это я!- воскликнул он.- Если бы
упал я, принцесса смеялась бы так же громко, как и при падении графа Ролло!
Сейчас вы в этом убедитесь! Смотрите!- с этими словами он бросился к
масляному катку. Но не рассчитал скорости и, когда ноги его заскользили, по
инерции вылетел в окно и плюхнулся в королевский пруд, находившийся двадцати
футами ниже.
— Как вульгарно,- поморщила носик принцесса.
Граф Ролло женился на принцессе, они жили долго и счастливо и часто
радостно смеялись. А вот что случилось с графом Хоппо после того, как его
вытащили из пруда я не знаю. Действительно, не так уж это и важно.


Перевел с английского Виктор Вебер



    Алан Александер Милн. Обыкновенная сказка

--------------------------------------------------------------- © Copyright перевод Виктор Вебер Email: v_weber@go.ru --------------------------------------------------------------- Жил однажды король и было у него три сына. Двое старших — ленивые и бестолковые, зато третьего, младшенького, по имени Красавчик, любили все (за исключением родственников), кому доводилось хоть раз увидеть его. Если он ехал по городу, то люди прерывали свои занятия, махали шляпами и кричали: "Да здравствует принц Красавчик!" И даже после того, как он сворачивал за угол, они не возвращались к прерванным занятиям, на случай, что и обратно он поедет тем же путем, а им снова захочется махать шляпами и кричать: "Да здравствует принц Красавчик". Сами видите, горожане в нем просто души не чаяли. Но, увы, отец=король такой любви к Красавчику не испытывал, отдавая предпочтение старшему сыну, чем вызывал всеобщее недоумение: уж король=то не мог не знать, что в семье, где трое детей и все сыновья, какой=то прок мог быть только от младшего. Особенно странным выглядело его отношение к Красавчику, если учесть, что он сам был третьим сыном. Наверное, причину следовало искать в том, что король завидовал популярности своего младшенького. Жила во дворце и старуха, графиня Карамель, которая в недалеком прошлом была гувернанткой Красавчика. Когда королева лежала на смертном одре, графиня Карамель пообещала ей, что будет присматривать за юным принцем и постарается заменить ему мать. Действительно, Красавчик часто советовался с ней по самым деликатным вопросам. А как=то утром, после завтрака, за которым дорогие родственники совсем уж достали его, сказал ей: "Графиня, я принял решение. Уйду из дворца на поиски своей судьбы". — Я давно ждала от тебя этих слов, — ответила старуха. — Вот волшебный перстень. Всегда носи его на мизинце, а когда тебе потребуется помощь, покрути перстень вокруг пальца. Красавчик поблагодарил ее, надел перстень на мизинец, крутанул, чтобы убедиться в его работоспособности. Мгновенно перед ним возник седобородый, сгорбленный гном. — Приказывай, я все исполню, — проскрипел он. Но в тот момент у Красавчика не возникло никаких желаний, а потому, после короткого раздумья, он махнул рукой: "Уходи". Гном удивленно взглянул на принца и исчез. Великолепно, подумал Красавчик и с легким сердцем отправился в путь. Солнце аккурат достигло зенита, когда Красавчик вошел в густой лес и решил прилечь в теньке, чтобы отдохнуть. Разбудил его плач. Вскочив, он огляделся и в пятидесяти ярдов от себя, на берегу ручья, увидел писаную красавицу, которая заламывала руки и рыдала в голос. Принц, подошел поближе, кашлянул, чтобы привлечь к себе внимание девушки. — Принцесса, — позвал он, сердцем чувствуя, что в лесной чаще на берегу ручья можно встретить только принцессу, — у вас приключилась беда. Чем я могу вам помочь? — Благородный сэр, — ответила красавица, — я думала, что в лесу я одна=одинешенька. Но, раз уж вы здесь, вы действительно можете мне помочь, если будет на то ваше желание. У меня есть... брат... Но Красавчику совсем не хотелось говорить о братьях. Он сел на свалившееся дерево и, как зачарованный, уставился на девушку. — Я думаю, что во всем мире нет более очаровательной леди, чем вы, — воскликнул он. — Неужели? — принцесса, которую, кстати, звали Очаровашка, кокетливо улыбнулась. Она отвернулась от него, и над берегом ручья повисла тишина. Красавчик подрастерялся, начал вертеть перстень на пальце, наконец, заговорил: " С тех пор, как я увидел..." — Помощь нужна? — спросил внезапно появившийся гном. — Естественно, нет, — сердито отрубил Красавчик. — С этим я управлюсь сам. — Приказывай, я все исполню. — Тогда уходи, — и гном, который уже начал привыкать к странностям своего нового господина, исчез. А принцесса, которая все это время притворялась, что занята своими делами, вновь повернулась к Красавчику. — Пойдемте со мной, и я покажу, как вы сможете мне помочь. Она взяла его за руку и по узкой тропинке повела к маленькой поляне в глубине леса. Там она усадила принца рядом с собой на траву и рассказала свою грустную историю. — В десяти фарлонгах* отсюда стоит замок, в котором живет великан Бландербас. Он — злой волшебник. Несколько лет тому назад, из=за того, что я отказалась выйти за него замуж, он превратил моего... моего брата в... даже не знаю, как и сказать... в... в черепаху, — она закрыла руками лицо и вновь зарыдала. — Почему в черепаху? — спросил Красавчик. Он понимал, что сочувствие в данной ситуации неуместно, но полагал, что отмолчаться нельзя. — Я не знаю. Наверное, по своей прихоти. Это... Быть черепахой — не сахар, не так ли? — А почему он превратил в черепаху вашего брата? Я хочу сказать, если бы он превратил в черепаху вас... Разумеется, — тут же добавил принц, — я очень рад, что он этого не сделал. — Спасибо, — улыбнулась сквозь слезы Очаровашка. — Но я все=таки не понимаю, почему... — Он знал, что доставит мне больше страданий, превратив в черепаху моего брата, а не меня, — объяснила она и озабоченно всмотрелась в принца. Для Красавчика, у которого были два брата, ее слова стали откровением. А потому в его ответном взгляде застыло изумление. — Ой, да какая разница, в чем причина? — воскликнула она в тот самый момент, когда принц уже хотел что=то сказать. — Кому ведомо, что в голове у этих великанов? Я не знаю. * 1 фарлонг равен 600 футам, 220 ярдам или 201,17 метрам. — Принцесса, — Красавчик поцеловал ей руку. Его уже терзали угрызения совести: как он мог учинить допрос попавшей в беду беззащитной девушке? Да еще такой красивой! — Скажите мне, чем я могу вам помочь. — Я должна встретиться здесь с моим братом. Он опять опаздывает, — принцесса вздохнула. — А раньше был таким пунктуальным. — Но как я смогу ему помочь? — настаивал Красавчик. — Все очень просто. Единственная возможность снять наложенное на него заклятие — убить великана. Но, если заклятие не снять в течение семи лет, оно останется навсегда. Тут она поникла головой и разрыдалась. — А семь лет истекают сегодня, на закате солнца. — Понятно, — задумчиво протянул Красавчик. — А вот и мой брат, — воскликнула Очаровашка. На поляну медленно выползла огромная черепаха. Очаровашка бросилась к ней, быстро объяснила ситуацию, представила друг другу принца и брата. — Превосходно, — покивал головкой Черепах. — Замок вы найдете без труда. В здешних краях другого нет, а Бландербас наверняка дома. Наверное, нет нужды говорить, сколь я буду вам признателен, если вы убьете его. Хотя, должен отметить... — тут он запнулся, — я не очень=то представляю себе, как вам удастся это сделать. — У меня есть приятель, который мне в этом поможет, — ответил Красавчик, повертев перстень. — Что ж, надеюсь, что вам повезет больше, чем другим. — Другим? — удивленно переспросил Красавчик. — Да. Разве она не сказала вам, что другие уже пытались убить Бландербаса? — Я забыла, — Очаровашка метнула в Черепаха сердитый взгляд. — Да, пожалуй, сейчас не время вдаваться в подробности, — согласился Черепах. — Но прежде, чем вы отправитесь в путь, я хотел бы сказать вам пару слов наедине, — он отполз в сторону, а когда принц подошел к нему, прошептал на ухо. — Скажите, вы что=нибудь знаете о черепахах? — Очень мало, — признал Красавчик. — Просто ни... — А вы, часом, не в курсе, что они едят? — Боюсь, что нет. — Что же это такое, ну почему никто ничего не знает! Другие=то давали нам самые нелепые советы. Мясной и печеночный пудинги... сэндвичи с креветками... гренки с маслом! Господи! Да после сэндвича с креветками мы целую ночь маялись животом. А тот болван клялся, что всю жизнь держал дома черепах! — Если позволите сказать, — вежливо вставил принц, — мне=то казалось, что вы знаете о черепашьей диете больше других. — Ту же неразумную мысль высказывали и остальные, — голос Черепаха сочился сарказмом. — Неужели вы думаете, что Бландербас, превратив меня в черепаху, поставил передо мной доску, взял мел и прочитал лекцию о диете и привычках черепах, а уж потом выставил меня за ворота? Отнюдь. Нет, он просто трансформировал мое тело в черепашье, а мозг и душу оставил прежними. Да, внутренности у меня, как у черепахи, а внутренности у нее очень нежные, но мыслю=то я, как человек. Иначе я бы не возражал против того, чтобы так и остаться черепахой. — Никогда бы об этом не подумал. — Никто не думает, кроме меня. А я не могу думать ни о чем другом, — Черепах помолчал, потом доверительно сообщил. — Сейчас мы дегустируем омлеты с ромом. Почему=то мне представляется, что черепахи их не любят, но надо попробовать. Надеюсь, вы не слышали, что омлеты с ромом противопоказаны черепахам? — Вам более незачем волноваться об этом, — уверенно заявил Красавчик. — К вечеру вы снова станете человеком, — он похлопал Черепаха по панцирю и вернулся к Очаровашке, чтобы с поклоном распрощаться. Оставшись в одиночестве, принц решительно повернул перстень, и перед ним тотчас же возник гном. — Сегодня, как обычно? — спросил он и уже начал поворачиваться, чтобы исчезнуть. — Нет, нет, — остановил его Красавчик. — Сегодня мне без тебя никак не обойтись, — он на мгновение задумался. — Мне нужен меч. Который убивает великанов. Мгновенно у его ног возник сверкающий меч. Красавчик поднял его, осмотрел. — Меч и впрямь волшебный? — осведомился он. — Первая же царапина вызывает смерть, — заверил его гном. Красавчик, который большим пальцем проверял остроту лезвия, поспешно отдернул руку. — Теперь давай плащ=невидимку. — Держи. Все, что укрыто этим плащом, невидимо для врагов. — И еще... семимильные сапоги... Спасибо. На сегодня достаточно. Гном исчез, а Красавчик скинул башмаки, сунул ноги в волшебные сапоги, подхватил меч, надел плащ и отправился исполнять просьбу Очаровашки. Но не пробежал и ста шагов, как неожиданно мелькнувшая в голове мысль заставила его остановиться. — Значит, так, замок Бландербаса был в десяти фарлонгах. А у меня семимильные сапоги... то есть я отмахал почти семьсот миль*. Надо возвращаться, — он вернулся, отсчитывая шаги, и вновь очутился все в том же лесу. — Ну как? — спросила принцесса очаровашка. — Вы убили его? — Н=нет, — промямлил Красавчик, — пока еще нет. Я... тренируюсь. Понимаете, — голос его зазвучал более уверенно, — надел новую пару сапог и... — ледяной взгляд Очаровашки заставил его опустить подробности. — Клянусь вам, принцесса, теперь я не вернусь к вам без его головы. * 1 сухопутная миля равна 1609 метрам Он шагнул в сторону замка и, естественно, перемахнул через него. Отступил назад и снова предстал перед очами принцессы. — Принес голову? — спросила Очаровашка. — Я... должно быть, выронил по дороге, — Красавчик с деланным удивлением посмотрел на пустые руке. — Сейчас пойду и... — один шаг, и принцесса исчезла. В шести милях от замка, по другую его сторону, принц сел на землю и глубоко задумался. До заката оставалось два часа. Без волшебных сапог он мог и не успеть дойти до замка. Задача=то перед ним стояла простая: построить равнобедренный треугольник, основанием которого служило бы прямая, соединяющая его и замок, с боковыми сторонами — два его шага. Но происходило все это в доевклидовые времена. Однако, Красавчик все=таки добился своего. Один шаг на север, второй — на юго=запад, и вот он, замок, совсем рядом, в двух=трех фарлонгах, которые он и преодолел с сапогами под мышкой. У ворот остановился, неудобно, знаете ли, приходить в гости в чулках, но пришел к выводу, что на этикет можно и плюнуть, если решался вопрос жизни и смерти. И потом, великан все равно его не увидит. И вот, укрывшись волшебным плащом, с волшебным мечом в руке, Красавчик шагнул в ворота. На мгновение сердце его перестало биться, но образ принцессы, возникший перед его мысленным взором, придал ему смелости... Великан сидел перед камином, зажав между колен сучковатую дубину. Едва Красавчик вошел в зал, он обернулся, удивленно вскрикнул, наклонился вперед, чтобы получше разглядеть пришельца, захохотал, откинулся назад. Как и большинство людей, выделяющихся своими габаритами, его отличало доброе сердце, но иной раз он бывал очень упрям. И вся эта история с черепахой как нельзя лучше характеризовала его и с лучшей, и с худшей сторон. — Чего это ты в чулках? — спросил он Красавчика. — Тут никто не спит. Принц замер. — Вы меня видите? — в изумлении спросил он. — Разумеется, вижу! Неужели ты думаешь, что я не замечу человека, который входит в мой замок в чулках? Да я бы обратил на тебя внимание и в толпе! — Паршивый гном! — прорычал Красавчик. — Он же поклялся, что плащ скроет меня от глаз врагов. — Значит, мы не враги, — улыбнулся великан. — Ты мне очень даже нравишься. Что=то в тебе есть... так вот взять и войти в мой замок... Думаю, это любовь с первого взгляда. — Так вот как он провел меня! — Нет, нет, дело не в этом. То, что под плащом, действительно невидимо. Но ведь некоторые части тела он не закрывает. Ты и представить себе не можешь, какой забавный у тебя вид. Голова, две ступни, пара локтей... Но Красавчику надоела пустая болтовня. Выхватив волшебный меч и скинув бесполезный плащ, он бросился на Бландербаса и прекрасным выпадом поцарапал мечом лодыжку. — Победа! — вскричал он, вскидывая меч над головой. — С брата Очаровашки снято заклятие! Великан целую минуту смотрел на него. Потом откинулся на спинку стула, все его громадное тело содрогалось от хохота. — Ее брата! — проревел он. — Так вот, значит, как... Ее брата! — он сполз на пол, из глаз текли слезы. И он смеялся, смеялся, смеялся. — Ее брата! О=о=о... Я сейчас умру! Ее б=р=р=рата! Ее б=б=б=б... ее б=б=б=б... Красавчика словно громом поразило. Он вертанул перстень. — Чего? — проскрипел гном. — Я хочу вернуться домой, чтобы гулять по улицам моего города, где все меня знают и любят... Немедленно! = = = Часом позже принцесса Очаровашка и принц Удо, который доводился ей совсем не братом, смотрели друг другу в глаза. И иллюзии Очаровашки таяли, как дым. — Ты изменился, — резонно заметила она. — Да уж, теперь я совсем не похож на черепаху, — добродушно ответил Удо. — Я про то, каким ты был семь лет тому назад. Ты сильно располнел. — Для тебя, Очаровашка, время тоже не стояло на месте. — Однако, ты видел меня каждый день и продолжал любить. — Ну... э... — Удо отвернулся, переминаясь с ноги на ногу. — Так ты меня не любил? — Видишь ли... конечно, я хотел обрести прежний облик, а пока ты... я хочу сказать, пока мы... пока ты думала, что мы любим друг друга... ты, естественно, старалась мне помочь. А теперь... — Ты старый и лысый. Как я не заметила этого раньше? — И не могла заметить, потому что я был черепахой, — ответил Удо. — По черепашьим меркам я был совсем молодым. Насчет лысины я и не говорю. Какая может быть лысина у черепахи? — Я думаю, — говорила Очаровашка медленно, тщательно выбирая слова, — что за последние день или два ты сильно подурнел. = = = Домой Красавчик вернулся аккурат к обеду. А на следующее утро уже ехал верхом по улицам, наслаждаясь восторженными приветствиями горожан: в городе его любили все, кроме ближайших родственников. Бландербас же лежал мертвым в своем замке. Мы=то с вами знаем, что его убил волшебный меч, однако, смерть великана породила странную легенду. Если кто=то рассказывал соседу особенно смешной анекдот, последний, между приступами гогота, говорил: "Ну ты даешь! Я сейчас умру от смеха! — а потом, вытерев слезы, добавлял со вздохом. — Как Бландербас".

Перевела с английского Виктор Вебер



Фильмы на дисках для обмена (на время)