Автор Тема: Исторический Минск  (Прочитано 4053 раз)

0 Пользователей и 1 Гость просматривают эту тему.

д-р Юдик

  • www.ydik.com
  • Администратор
  • Державный Великий Верховный Инспектор
  • *
  • Сообщений: 5853
  • Пол: Мужской
  • Добрейший местный главврач и джидай Мэлмока
    • www.ydik.com
Исторический Минск
« : 14 Октябрь 2009, 14:15:07 »
Более 900 лет назад на правом берегу реки Свислочь, при впадении в нее Немиги, на небольшом холме возник город Минск (летописный Менеск, Менск, Минск).Происхождение названия летописного “Менска” связывают с рекой Менкой, впадающей в Птичь недалеко от города. Народное же предание связывает его то с неким Минчем, то с былинным богатырем Менеском. Отсюда и названия “Минск”, “Менск”.

Основателем городского Замчища (документально подтверждённым) считается полоцкий князь Всеслав Брячиславович Чародей — один из самых славных властителей древнего белорусского государства. Он приказал строить замок, окруженный десятиметровым земляным валом и глубоким рвом с водой, задачей сооружения была охрана юго-западных границ  Полоцкого княжества.  Замок был сооружен в первой половине 11 века, а уже во второй половине за крепостными сооружениями находились, кроме собственно Замка, церковь, жилые дома, склады, рынок. Локализовался первый ЗАМОК, (который позже стал “центром кристаллизации” будущего города с ремесленной слободой и торговой площадью) в месте современной “площади 8 марта” ( выход из метро “Немига” и спортсооружение “Трудовые резервы”) — на противоположном берегу Свислочи от “Троицкого предместья”.

Еще в одном толковании название “Минск” происходит от слова “мена”, так как якобы в древние времена на месте нынешнего города находился меновой пункт — торговый рынок, отчего возникший здесь город стал называться сначала Менском, Меньском, а затем Минском. Первое летописное упоминание о Минске как о городе Полоцкого княжества относится к 1067 году в связи с жестокой битвой, происшедшей на реке Немиге 3 марта того же года между князем Всеславом Полоцким и сыновьями князя Ярослава — Изяславом, Всеволодом и Святославом. В результате этой битвы Минск был разгромлен, мужчины перебиты, а женщины и дети взяты в плен. Всеслав спасся бегством.

С болью и укором повествует автор “Слова о полку Игореве” о гибели “русских сынов” в этой битве. Послебитвы на Немиге и последующих междоусобных войн удельных князей Минск много раз сгорал дотла, гибли его жители, но он возрождался.

В 1084 году князь Владимир Мономах снова разоряет Минск. По выражению князя, “не осталось в нем ни челядина, ни скотины”. Но Минск и на этот раз встал из развалин.

С начала XII века город становится центром удельного княжества. На протяжении XIII века он переходил от одного князя к другому. Ослабленное Минское княжество в конце XIII века попало под влияние литовских князей, а в первой четверти XIV века вошло в состав Великого княжества Литовского. Последнее в 1569 году объединилось с польским королевством в федеративное государство — Речь Посполитую.

Город строился сразу как мощная крепость на южных границах Полоцкого княжества. Его территория была обнесена высоким земляным валом, на гребне которого возведены деревянные крепостные стены с воротами и башнями. Важнейшим археологическим памятником Минска является древнее замчище, которое находилось в районе площади 8 Марта. Сохранились остатки его культурного слоя, охраняемые государством. Теперь по этой территории проходит проспект Машерова.

Древний Минский замок располагался, как уже сказано, на естественном острове с небольшим холмом, омываемым рекой Немигой при слиянии ее со Свислочью. Следы Немиги сохранились до нашего времени: это небольшой ручей, который прослеживается от станции Минск-Товарный и который до 1926 года протекал под деревянным настилом по улицам Ново-Московской (ныне Мясникова), Немигской (теперь Немига), Екатерининской (продолжение улицы Немиги), пересекал Низкий рынок (площадь 8 Марта) и впадал в Свислочь.

В 1926 году нижний отрезок реки (от улицы Мясникова) заключен в бетонный коллектор. В верхнем же течении Немига еще долго — до начала 50-х годов — текла по дворам и улицам города в виде ручья. В давние времена в период паводков ручей доставлял много неприятностей жителям этих улиц — выходил из русла, вскрывал деревянный настил, затапливал дворы и улицы, подвалы и нижние этажи домов. После Великой Отечественной войны река исчезла в трубах под землей. Раскопки выявили, что основу планировки центральной части замчища составляли узкие улицы шириной 3-4 метра.

К городским воротам вели главные улицы, от которых отходили ответвления к жилым домам и дворам. Мостовые были из бревен, уложенных на продольные лаги. Двор огораживался частоколом из вкопанных в землю бревен. Свободная от построек площадь двора покрывалась деревянным настилом. При раскопках замчища обнаружено много деревянных построек, каменный фундамент храма, относящихся к XII-XIII векам. Установлено, что для Минска была характерна устойчивая планировка: на протяжении веков улицы и дворы находились на одном и том же месте. Главной улицей крепости была Замковая. Она пересекала территорию замчища по диагонали с востока на запад. Позже была продолжена за вал до пересечения с Большой Татарской улицей (сейчас Димитрова). Часть ее завальной трассы, примыкающая к улице Димитрова, еще сохранилась. Другие улицы — Подзамковая, Мясницкая, Валовая, Завальная, Завальный переулок — не сохранились.

Укрепления Минского замка с успехом выдерживали многочисленные осады. Долгое время он был резиденцией князей, а позднее великокняжеских и королевских намесников. С конца XVII века его укрепления постепенно разрушались. Их остатки, или так называемая Замковая гора, существовали еще в 50-е годы XX века. С XI века в Минске шло строительство церквей и монастырей. Все они были деревянные. В XII веке на правом южном берегу Немиги (район площади 8 Марта) формируется торгово-ремесленный посад с площадью Низкого рынка. К концу XVI века этот район значительно разросся: появились новые улицы и переулки. Центральными становятся улицы Немигская, Раковская и Зыбицкая. По данным археологических раскопок, Немигская улица стала складываться еще в XIII веке вдоль старого торгового тракта и реки Немиги в северо-западном направлении. Недалеко от Низкого рынка, справа от левого берега реки, начиналась дорога на Раков — Раковский тракт, вдоль которого постепенно возникла Раковская улица — Раковское предместье. В настоящее время это часть улицы Островского. Постройки XVII-XVIII веков, примыкавшие к Петропавловской церкви (позднее Екатерининской), не сохранились. Они снесены в 1975 году в связи с реконструкцией Немиги. Улица Зыбицкая, переименованная в Торговую в XIX веке, начиналась от площади Низкого рынка и проходила на северо-восток, вдоль правого берега реки Свислочь. Трасса ее соединяла Низкий рынок с местностью, именовавшейся “Волоки Полоцкие”. В XVI веке эта местность стала застраиваться, образуя улицу Волоцкую, переименованную в XIX веке в Крещенскую, в 20-х годах в Октябрьскую, а в 50-х в Интернациональную (имеется в виду отрезок улицы Интернациональной от Энгельса до Янки Купалы). Трасса Зыбицкой и части Немигской улиц проходила у подножья холма, на котором в конце XVI века складывается ансамбль Верхнего города. На северо-запад от Низкого рынка и замка образовалось Татарское предместье, или Татарский конец, заселенный в начале XVI века пленными крымскими татарами. Главными его улицами были Большая Татарская (нынешняя Димитрова) и Малая Татарская (Колхозная). Территория между Татарским концом и Свислочью называлась Татарскими огородами. Теперь это район проспекта Машерова с высотными домами, кинотеатром “Москва” и Дворцом спорта.

В развитии города наиболее перспективным было юго-восточное направление, и прежде всего территория современной площади Свободы, расположенная на холмистой возвышенности и доминирующая над Старым городом. Здесь, собственно, и стал формироваться новый городской центр. Вплоть до XVI века в Минске были исключительно деревянные строения. Большой пожар в 1547 году, уничтоживший замок и почти всю деревянную застройку, дал повод к пересмотру планировочной структуры города, в том числе нового общественно-культурного и торгового центра, каким становился Верхний город. Работы по его благоустройству начались в 1589 году. Создавался новый городской центр со своим архитектурным ансамблем, предусмотренным градостроительным планом. Так, в центре была образована большая прямоугольная площадь, куда сходились главные улицы. На новой площади и в непосредственной близости от нее возводятся важнейшие общественные и культовые здания. В центре — ратуша и гостиный двор, здания униатских, доминиканского и бернардинских монастырей, дворцы феодальной знати, дома купцов и богатых ремесленников. Но только со второй половины XVI века стали появляться каменные здания.

В первой половине XVII века белорусская монументальная архитектура носила ярко выраженный оборонный характер. Такими сооружениями были каменные здания — Петропавловская церковь, доминиканский и Святодуховский монастыри, строительство которых велось при отсутствии городских укреплений. Последние были сооружены позже. Вал с бастионами начинался от болота за Татарским концом, с запада он ограничивал территорию современных улиц Освобождения, Островского, Витебской, Немиги, затем шел по трассам улиц Республиканской, Урицкого, проспекту Франциска Скорины, пересекал улицу Янки Купалы, спускался к реке, а за ней огибал Троицкое предместье. Одновременно с Верхним городом на левом берегу Свислочи рос пригород Минска на Троицкой горе — Троицкое предместье. Как полагают, название это произошло от Троицкого костела, находившегося еще в XVI веке в районе, где сейчас театр оперы и балета. В Троицком предместье сходились дороги, идущие на Москву и Вильно. Главной улицей была Большая Борисовская, возникшая на старом Борисовском тракте. Продолжение ее — улица Троицкая. В XIX веке обе улицы переименовали в Александровскую, в 20-х годах — в Коммунальную и, наконец, в начале 30-х годов — в улицу М. Горького. С XIX века на Троицкой горе размещался рынок, в памяти старожилов — Троицкий базар. Просуществовал он до 1935 года, то есть до начала строительства театра оперы и балета.

В начале XVIII века в архитектурном ансамбле Верхнего города (Высокого рынка) произошли изменения. На юго-западной стороне его развернулось сооружение коллегиума иезуитов в стиле барокко: двухбашенный костел и прилегавшие к нему монастырские здания с башенными часами. Эти сооружения к середине XVIII века завершили ансамбль площади. Центральное место на площади занимала ратуша, к северо-западу от нее находился гостиный двор, с северо-восточной стороны — доминиканский монастырь, а несколько севернее располагался комплекс базилианских монастырей и церковь Святого Духа. За ними — мужской и женский бернардинские монастыри. В северо-западной и юго-восточной частях площади — жилые дома, лавки, корчмы, аптеки.

В XVII-XVIII веках Высокий рынок, или Верхний город,- основной административный, торговый и культурный центр. Здесь устраивались ярмарки, выступления скоморохов, можно было посмотреть батлейку (белорусский кукольный театр) и т.д. На площади и в зданиях, расположенных на ней, проводились гражданские и религиозные праздники, мистерии, шествия, театральные представления.

В начале XIX века эти традиции постепенно угасли. В 1793 году центральная часть Белоруссии вместе с Минском вошла в состав Российской империи. Было образовано Минское местничество, через три года преобразованное в губернию.

В начале XIX века главной улицей города по-прежнему оставалась Немигская. Она и некоторые другие сохранили в основном свой облик до наших дней. Это — Революционная, Интернациональная, Бакунина, Герцена, Музыкальный переулок. Улицы Немига и Торговая в прежнем своем виде перестали существовать с 70-х годов.

На основе проектных градостроительных планов 1800, 1817и 1857 годов началась застройка и упорядочение города. В основу был взят принцип прямоугольной планировки. Выделялись композиционная ось — главная улица. Город делился на центральную часть и предместья. В соответствии с планами были срыты оборонительные укрепления XV-XVIII веков, выпрямлены некоторые улицы, заложен Губернаторский сад (ныне Центральный детский парк имени М. Горького).

Город развивается в юго-восточном направлении. Появились новые улицы — Захарьевская (проспект Независимости), ставшая главной, Подгорная (ул. К. Маркса), Магазинная (ул. Кирова) и другие. На месте прежнего Нового рынка (район Октябрьской площади и Центрального сквера) были построены почтовая контора, лютеранская кирха (не сохранились), архиерейское подворье, здание Дворянского собрания (на пересечении улиц Энгельса и К. Маркса. До Великой Отечественной войны здесь был городской клуб имени К. Маркса), дом Гаусмана, в котором размещалось Общественное собрание (не существует). Между этими зданиями в 1872 году был заложен Александровский сквер (Центральный), в котором в 1874 году был сооружен фонтан в честь открытия водопровода в Минске — “Мальчик с лебедем”. После неоднократных реставраций этот фонтан и по сей день украшает Центральный сквер. В композицию сквера в 1890 году вошло здание городского театра (ныне Государственный академический театр имени Я. Купалы). В 1958 году здание театра перестроено.

В XIX веке начинают действовать культовые учреждения — церковь Марии Магдалины на Сторожовском кладбище, Кальварийский костел и “брама”. Троицкий Золотогорский костел, мемориальная церковь Александра Невского на Военном кладбище. План 1858 года определил направление застройки улиц Серпуховской (Володарского) и Ново-Романовской (Республиканской). Застройка вновь созданных в начале XIX века улиц Магазинная (Кирова), Подгорная (К. Маркса), Петропавловская (Энгельса), Губернаторская (Ленина) и других существенно изменила архитектурный облик Минска. Новую планировку получила и вся заречная часть, включая Троицкую гору.

Преобразился и ансамбль Верхнего города. Была произведена реконструкция одного из зданий иезуитского коллегиума для дома губернатора. В стиле позднего классицизма перестроили корпус мужского базилианского монастыря для Присутственных мест. Это здание в основных чертах сохранилось до нашего времени. На основе церкви Святого Духа базилианского монастыря был спроектирован Петропавловский кафедральный собор. Переоборудование в псевдорусском стиле исказило внешний облик ренессансной архитектуры до неузнаваемости.

Верхний город (Верхний рынок) переименовали в Соборную площадь. Застройка Соборной площади, нынешней площади Свободы, имела выразительный архитектурный силуэт. Определяли его монументальные здания ансамбля площади. На Троицкой горе выделялось здание духовной семинарии в стиле классицизма (в наши дни перестроено, в нем суворовское училище).

Планировочную структуру города значительно изменила прокладка в 1871-1874 годах железных дорог: Московско-Брестской и Либаво-Роменской. Минск начинает расти главным образом в юго-западном направлении вдоль железнодорожных путей. С этого времени он становится важнейшим железнодорожным узлом, связывающим восток с западом и север с югом страны.

Вновь застроенная территория почти равняется той, которую город занимал в первой половине XIX века. Однако работы по его благоустройству ведутся лишь в центральной части. Появляется водопровод, в 1890 году — телефон, в 1892 — конка, 1895 — электрическое освещение. Площадь города с 1861 по 1897 год возросла в 10 раз. Минск в это время принадлежал к числу 44 городов Европейской России с населением более 90 000 человек. Железнодорожные пути, рассекавшие городскую территорию на отдельные районы, промышленные предприятия, расположенные на лучших приречных участках, ухудшили планировку и санитарно-гигиенические условия города.

В начале XX века в Минске появилась целая группа архитекторов- О. Краснопольский, С.Гайдукевич, Г. Гай и другие, по проектам которых возводились здания в стиле модерн.

Одно из наиболее интересных сооружений — гостиница “Европа”, построенная в 1906- 1908 годах на углу нынешней площади Свободы и улицы Ленина. (Здание разрушено в июне 1941 года при бомбежке Минска вражеской авиацией.)

На углу нынешнего проспекта Независимости и Комсомольской улицы выросло здание Польского банка. В нем до войны размещался ГУМ. Здание не уцелело. В этот же период создавался и новый тип жилья — многоэтажные доходные дома. Это застройка улиц Советской, Кирова и К. Маркса. В 1908-1910 годах были сооружены два монументальных здания — привокзальная Казанская церковь в районе Западного моста (не сохранилась) и костел Симеона и Елены, или Красный костел.

Расстановка зданий в кварталах была довольно скученной. Например, застройка в квартале между улицами Захарьевской (проспект Независимости), Губернаторской (ул. Ленина) и Петропавловской (ул. Энгельса) была настолько плотной, что для дворов почти не оставалось места.

Минск неоднократно уничтожался не только войнами, но и пожарами. Особенно сильно он пострадал во время пожара в 1881 году. В дальнейшем в центре строились только каменные дома.

По удельному весу каменных зданий, немощеных улиц и тротуаров Минск уступал не только многим городам центральной России, но и таким древним белорусским городам, как Гродно, Брест, Могилев. Узкие, изломанные улицы, особенно в старой части города, затрудняли развитие транспорта и инженерного благоустройства.

В 1912 году население Минска превысило 100 000 человек. В 23 учебных заведениях, в том числе 7 гимназиях (из них 4 частных), обучалось 6032 человека (5,7 процента общего числа населения, как правило, из состоятельных семей). Высших учебных заведений вообще не было. Действовали только 4 кинематографа и театр, открытый в 1890 году.

Прокладка через Минск железных дорог — Московско-Брестской и Либаво-Роменской — превратила город в важный железнодорожный узел. К началу XX века Минск стал крупным городом с населением более 90 тысяч человек.
« Последнее редактирование: 29 Июль 2013, 11:10:17 от д-р Юдик »
Мануальная терапия, массаж : http://massag.by/

д-р Юдик

  • www.ydik.com
  • Администратор
  • Державный Великий Верховный Инспектор
  • *
  • Сообщений: 5853
  • Пол: Мужской
  • Добрейший местный главврач и джидай Мэлмока
    • www.ydik.com
Откуда лучше начинать прогулку с иногородними друзьями ?
Наверное — с исторического центра Минска, где в 11 в стояло Замчище, позже — Нижний рынок.  До 2013 года официально это место именовалось “Площадь 8 Марта”.
Мануальная терапия, массаж : http://massag.by/

д-р Юдик

  • www.ydik.com
  • Администратор
  • Державный Великий Верховный Инспектор
  • *
  • Сообщений: 5853
  • Пол: Мужской
  • Добрейший местный главврач и джидай Мэлмока
    • www.ydik.com
Минчанин о Минске
« Ответ #2 : 22 Июль 2013, 16:54:42 »
Минск (Менск, Менеск, Minsk) - древний, но и современный европейский город.
 Минск - крупнейший транспортный узел, политико-административный, экономический, культурный и научный центр Беларуси. Город разбит на 9 административных районов, включает в себя 1 поселок городского типа Сокол. Площадь города - 256 кв. км. Численность населения на 1 декабря 2012 года составила 1 млн. 904,3 тыс. человек.

За что мои гости и друзья любят мой город ?

Поражает чистота, простор и широкие улицы густо обсаженные деревьями, каштанами, берёзами, тополями и елями.
Приятно впечатляет ПОРЯДОК, отсутствие (реальное) криминала, хамства и быдлячества.
Очень много урн, что не делает возможным мусорение, т.к. положить окурок, обёртку и др. в урну - всегда ближе...:- )

В городе 99,9% говорят на чистом русском языке, у населения напрочь отсутствуют националистические, рассовые амбиции, или понты, наподобие "москальских".

Считается, что в Минске живет много красивых мужчин; девушки тоже ничего, но уступают украинкам по красоте : ).

Аборигены отличаются скромным (и даже немного скрытным) характером, нордическим спокойствием и неагрессивностью.

Я знаю реальную историю, когда один японец мечтал выучить русский язык, и после углублённого изучения русскоязычных стран, оказалось, что Беларусь - на первом месте по безопасности !

В Минске чрезвычайно вежливая и корректная милиция. Ментов очень много, но они абсолютно под Законом. Всё тут делается только по-правилам. Это же касается и ГАИ.  В белорусском МВД нет коррупции, сотрудники дорожат своей карьерой и зарплатой, поэтому с нашими ментами просто приятно общаться.  Гостей удивляет вежливость сотрудников правопорядка.

Почти никто не может поверить, что в Минске отсутствует бандитизм и криминал. Но пожив, убеждаются, что это - истина.

Город очень удобный для прогулок и сообщения. Отлично налажен транспорт. Весьма просторное и красивое метро...

Живописные парки и скверы, ухоженные и оборудованные скамейками для отдыха, безопасные и комфортные.
Люди очень расслабляются психологически в Минске !

Относительный недостаток города - слабый общепит. Качественных заведений мало, конкуренция отсутствует. Цены неимоверно завышены, сервис неудовлетворительный. Хотя коренные жители, конечно, знают "тайные" места где можно б.м. вкусно и не слишком дорого покушать...
Мануальная терапия, массаж : http://massag.by/

Рената Л.

  • Ближний Секретарь
  • ***
  • Сообщений: 33
  • Пол: Женский
  • via est vita
Re: Минчанин о Минске
« Ответ #3 : 29 Июль 2013, 11:01:45 »
Хотя коренные жители, конечно, знают "тайные" места где можно б.м. вкусно и не слишком дорого покушать...

И одно из таких мест перестанет функционировать к началу будущего года, благодаря все тому же старшему брату, которому лениво осваивать новые территории в Минске, а хочется разрушить красивое благоустроенное место и возвести "нечто". Вопрос не о старшем брате и о том, что он вытворяет в нашем родном Минске, а о том - сколько еще времени мы будем отказываться от созданного самими же в пользу кошельку хозяина и его ближних?
Возможно психологический комфорт и получают здесь приезжие, но никак не аборигены, которым явно нереально воспользоваться этим искусственно созданным комфортом.
В моем понимании комфорт - это общий внутренний настрой населения. В минской ноосфере нет положительных эмоций, нет радости и счастья, нет сознания своей значимости и удовлетворенности. Кто был за пределами, тот поймает эту разницу в общей психологической атмосфере. И если минчане несмотря на все, создают впечатление описанное в предыдущем высказывании - воистину слепы приезжие и за чистотой улиц и отсутствием бомжей не видят весь тот ужас, куда катятся жизни и души белорусов
Правда внутри нас, все остальное - обман

д-р Юдик

  • www.ydik.com
  • Администратор
  • Державный Великий Верховный Инспектор
  • *
  • Сообщений: 5853
  • Пол: Мужской
  • Добрейший местный главврач и джидай Мэлмока
    • www.ydik.com
....психологический комфорт и получают здесь приезжие, но никак не аборигены, которым явно нереально воспользоваться этим искусственно созданным комфортом.
В моем понимании комфорт - это общий внутренний настрой населения. В минской ноосфере нет положительных эмоций, нет радости и счастья, нет сознания своей значимости и удовлетворенности... ..... воистину слепы приезжие и за чистотой улиц и отсутствием бомжей не видят весь тот ужас, куда катятся жизни и души белорусов


Не могу подтвердить утверждение предыдущего оратора, т.к. (не смотря на мелкие бытовые и социальные противоречия, иногда вызывающие раздражение), лично я очень комфортно чувствую себя в этом " гнезде Зла" .
Возможно, причина в том, что живу в 8 км. от МКАД, и в город выезжаю только к пациентам и на танго-вечеринки.
Последние пол-года прогулки по Минску (предпочитаю старые районы и кварталы) доставляют наслаждение и весьма расслабляют.

Для того, что бы воочию убедиться, насколько минчане позитивны, благостны и умиротворены - рекомендую вечером выходного дня прогуляться по "пешеходной зоне" в центре - по ул. К.Маркса, которую закрывают для проезда авто и "освобождают" для вольного творческого самовыражения всех желающих и удовольствия зрителей...

Хотя очень настроен в ближайшие дни более углублённо и детально исследовать "исторические колоритные закоулки" родного города...

Американский журнал включил Национальную библиотеку Беларуси в список "самых уродливых" зданий


Четыре американских здания вошли в список самых уродливых зданий мира, представленный в октябрьском номере журнала Travel + Leisure. В общей сложности в список входят 13 строений из разных стран, и представительство США оказалось самым массовым.

Особого внимания экспертов Travel + Leisure удостоилось здание в Портленде, штат Орегон, в котором расположено городское бюро водоснабжения. Это разноцветное постмодернистское строение с маленькими окнами - "одно из самых ненавистных в Америке" - не только включили в список, но и описали в аннотации к нему как образец архитектурного уродства.

Кроме того, в список включили Библиотеку Гарольда Вашингтона в Чикаго, "названную в честь любимого народом бывшего мэра, который заслуживает большего", центральный офис компании Longaberger в Ньюарке, Огайо, построенный в виде гигантской деревянной корзины - основного продукта корпорации, и оригинальный комплекс концертного зала и музея научной фантастики в Сиэтле.

Помимо США, в списке самых уродливых зданий представлены Южная Корея, Великобритания (дважды), Перу, Китай, Нидерланды, Тайвань, Франция и Беларусь (здание Национальной библиотеки в Минске).


Моя заметка о Минске с фотогалереей:  http://www.yudik.org/archives/1744

800
Мануальная терапия, массаж : http://massag.by/

д-р Юдик

  • www.ydik.com
  • Администратор
  • Державный Великий Верховный Инспектор
  • *
  • Сообщений: 5853
  • Пол: Мужской
  • Добрейший местный главврач и джидай Мэлмока
    • www.ydik.com
Исторический Минск и современный: архитектура
« Ответ #5 : 07 Февраль 2014, 15:36:23 »
О новостройках Минска, и особенно – о преображающейся центральной части сегодня не спорит только ленивый. Уродуют ли Минск огромные стеклобетонные конструкции? Зачем сносят красивое старое и строят некрасивое новое?

Александра Боярина, член Союза архитекторов, член Союза дизайнеров, архитектурный антрополог, преподаватель ландшафтного дизайна.

 - Александра, с точки зрения архитектуры:  что значит для города центральный проспект?

- Для Минска наш проспект Независимости является лицом города. Лица бывают и другие – пешеходная улица, площадь или несколько площадей, уникальное здание - города все разные, но для Минска лицом является именно проспект.  И это не просто улица, это настоящий градостроительный ансамбль. Но за последние годы мыс вой ансамбль потеряли. Новое здание Кемпински, например, неграмотной работой с масштабом сделало из цирка киоск и разрушило архитектурный ансамбль центральной артерии города. Это архитектурное преступление, если хотите, архитектурное убийство.  Оправданий для подобного поступка у нас нет. А знаменитый дом возле Троицкого? Во-первых, это слишком дешевое здание для центра города. Во-вторых, формообразование устаревшее. В-третьих, здание имеет главный фасад и фасад попроще, так называемый, дворовой фасад. Представляете, в центре города возвышается здание с дворовым фасадом… Нонсенс. Само по себе здание хорошее и чудесно смотрелось бы где-нибудь на втором кольце, но оно село в сердце города, так что перед нами либо архитектурная ошибка, либо архитектурная издевка. Несоответствие места и содержания дает возможность считать этот дом символом победы «деревни» над городом. Я думаю, что мы свидетели образования нового стереотипа  – «бентли + культурная недостаточность = горка у Троицкого». И речь не об умственных способностях. Белорус, жаждущий жить в доме «У Троицкого» – это белорус нового образца: он по-настоящему умен, дико успешен, однако в культурном мышлении у него то канава, то пропасть… Этот человек во многом молодец, но он смотрит на Минск из своего окна не как наследник тысячелетней городской истории, а как представитель последних лет шестидесяти. Это человек со стертой памятью. Далее истории себя на фоне послевоенной архитектуры он ничего не знает.

- Существуют ли удачные архитектурные решения среди современных минских новостроек? Решения, которыми мы будем гордиться в будущем?

- О, этот тот вопрос, над которым я ломаю голову уже который год. Как должны выглядеть современные здания, чтобы мы ими гордились? Я коллекционирую реакцию людей на свежую минскую архитектуру и могу точно сказать, что нет такой архитектуры, которую сегодня белорусы полюбили бы сразу и всем сердцем. Ее не существует.  Мы приезжаем за рубеж и любим там все здания в целом и каждое в отдельности, очень редкие здания способны вызвать негативные эмоции. В Минске же из нас выплескивается негатив к каждой новостройке.  И, кажется, я нашла ответ на этот вопрос – разгадка кроется в любви к проспекту.

Итак, начнем с известного: мы любим наш проспект Независимости и всю послевоенную застройку. Любим и ценим. Именно поэтому архитектурное убийство в виде Кемпински для нас так болезненно. А теперь давайте посмотрим чуть дальше, посмотрим, как рождался и чем стал для Минска сам проспект?! И увидим, что этот самый сталинский проспект в свое время стер с лица земли город с тысячелетней историей.  Я очень прошу выделить эту фразу в тексте жирным шрифтом, это очень важно! На момент строительства проспекта было совершено гораздо большее преступление, чем то, свидетелями которого мы стали сегодня. После этого как мы должны смотреть на себя? Мы любим одно убийство, но против другого? Мы уже не логичны, в нас живет неразрешимый конфликт принятия себя и своей истории. Далее: мы так любим то первое убийство, что готовы броситься защищать город от новых построек. Мы агрессивны сегодня по отношению к современной минской архитектуре и корень нашей агрессии в любви к тому первому преступлению. Акт архитектурного насилия свершился, и с этим надо было как-то жить дальше. У нас очень тяжелая историческая травма, но мы добрые, отзывчивые люди, поэтому мы полюбили наш проспект как часть себя.


Мы упорно хотим просто тихо доживать в городе образца пятидесятых

- И вот поэтому мы, добрые и отзывчивые люди, никак не можем отозваться на современную архитектуру, так?

Получается, что так. Представим дальнейшую жизнь человека, пережившего насилие. Ему плохо, он руками и ногами отбивается от просьб и требований друзей выйти на улицу погулять… Он хочет  только одного – чтобы его оставили в покое. Мы сегодня ведем себя именно так. И в этом смысле интересны те архитекторы, которые сделали вид, что советского города не существует и начали беспорядочно внедрять в его тело высотки. Согласно моему примеру, они как раз и есть те, кто переступил через боль и вышел погулять. Их память очистилась от советской травмы. При этом она так и не наполнилась никакими знаниями о тысячелетнем городе, существовавшем до них. То есть они здоровы и одновременно полностью пусты. Страшно, когда профессионалы с амнезией разрабатывают важные градообразующие решения, не имеющие обратного действия.

Проспект – это на самом деле шрам вместо лица. Мы так дорожим свершившимся насилием над нашими личностями, что приобрели некоторые характерные черты. Например,  многие верят, что Минск это советский город. Минск, впервые упомянутый в летописях в 1067, вдруг в сознании человека стал советским городом. Как это может в голове укладываться? А ведь так думают многие журналисты, преподаватели… И вправду, если в это поверить, то проспект становится не шрамом, а ослепительной улыбкой. И с этой мыслью жизнь становится не такой невыносимой. И мы могли бы так жить дальше, если бы не этот поток агрессии сегодня, которая станет причиной новых преступлений. Она  должна найти причины своего появления и уйти, оставить нас.

А можно я тоже вопрос задам? Вот скажите мне, что такое город и как он живет? Это вопрос в воздух, но так приятно, что не только я, но мы все можем попробовать на него ответить. Можем ли мы представить Минск, в котором не строится ни одного нового здания? Это вообще где-либо в мире возможно? Город - живой организм, он может и должен развиваться, он требует новых технологий и материалов. Сегодня нам нужно внедрять в центральные районы подземные паркинги, нам нужно соединять районы, отрезанные друг от друга железной дорогой, нам нужно постоянно расти, чтобы соответствовать требованиям современных белорусов. Но мы упорно хотим просто тихо доживать в городе образца пятидесятых,  мы хотим остаться со своим шрамом наедине. Жизнь предлагает нам пути реабилитации, но мы считаем, что спасать нас не нужно! Мы видим рост и эволюцию европейских городов, любуемся новыми районами Варшавы и Праги, мы восхищаемся Нью-Йорком, но, приехав домой, снова упорно желаем, чтобы нас оставили в покое.

Мы могли бы говорить о преступлении в отношении всей советской архитектуры на месте исторического центра Минска, однако я выделяю именно проспект, как действительно уникальный и удачный, формирующий городское пространство проект, который мы полюбили всем сердцем.

Что, кроме воли, мешало после войны поступить с Минском также, как поступили с Гданьском, Дрезденом и Варшавой? И что, кроме воли сегодня, мешает вернуть Минску его исторический центр?

- Есть мнение, что архитектура Минска была не настолько ценна, чтобы ее восстанавливать.

- Я думаю, что считать какие-то города достойными восстановления, а какие-то недостойными – неэтично. Если сказать подобное жителям разрушенных городов Польши и Голландии, то это будет для них глубочайшим оскорблением. Люди часто формулируют претензии к Минску словом «провинциальный город». Скажите, это что, оскорбление? Сколько чудесных провинциальных городов разбросано по всех Европе, неужели мы можем усомниться в их праве на существование!


- А нам что делать? Мы же не будем потом сносить все, что понастроили за эти десятилетия? Вот что делать потомкам с домом «У Троицкого», с Кемпински, с будущей газпромовской иглой?

- Мы свидетели серьезных исторических изменений, точнее, мы – зрители. А что делать, мы больны, мы бы, даже если бы могли, и пальцем не пошевелили бы в сторону нового. Поэтому за дело взялись здоровые, циничные, беспамятные люди. Они уничтожат проспект и все следы советской истории. Мы плачем, потому что умирает «наше все», но какое счастье, что к делам допустили здоровых, а не больных. И какая трагедия, что у здоровых людей оказалась полностью стерта память. Эти новые здания, все эти высотки и отели, ждет участь советских дворцов культуры – они тихо умрут, но разберут их не раньше, чем они приобретут вид, не подлежащий восстановлению.

Что нам лично делать? Следует понять, что можно быть хорошим и травмированным одновременно. Из этого вытекает, что наши решения и оценка действительности могут быть на самом деле нехорошими, а лишь вытекающими из травмы. Мы любимэтотМинск не потому, что он хорош, а потому, что другого мы не имели. Давайте откроемся своей истории, свой памяти, своей аутентичности.

Нужно учить историю! Нужно вспомнить свое лицо. Причем не придумывать, не создавать, а именно вспомнить. Также необходимо обратить внимание на уже проделанные исследования историков и архитекторов. Их серьезная работа ждет только одобрения и внедрения. И надо понять, что мы уже уникальные, хотим мы этого или не хотим. И не стоит обращать внимание на статьи в прессе, где иностранцы ругают Минск нашими же словами. Это выглядит смешно. Люди, которых никогда не касались наши проблемы,  вдруг пишут о нас словами, которыми снабдили их мы, показывая наш город.

- А если совсем конкретно:  что может сделать с градостроением простой среднестатистический минчанин?

- Совсем простой – пожалуй, ничего.  В первую очередь активных действий мы ожидаем от людей, имеющих деньги и доступ к современным проектам, современным материалам, технологиям, специалистам. Пусть каждый владелец земельного участка, каждый застройщик поймет: именно он формирует облик нового города. У нас ведь никто не думает об этом, правда? А раньше думали. Радзивиллы, например, брали лучшее, что только могли найти! Первое здание в стиле барокко в Восточной Европе построили Радзивиллы. Это смелый и красивый поступок! Найдите сегодня в мире подобный пример и ощутите уровень своих предков. Благодаря их сознательности мы сегодня имеем жемчужины каменного искусства.

Что еще может помочь? Я бы предложила начать работу по улучшению качества архитектуры с органов экспертизы и Комитета архитектуры и градостроительства Мингорисполкома, через которые проходит каждый проект здания в Минске, за исключением частных коттеджей. Они должны начать выдвигать требования высокой эстетики, пока же они ищут только пути удешевления. Это неверно! Нужно искать пути удорожания архитектуры! Наша минская планка топ-уровня, к сожалению, слишком низка. Представляете, приносят наши мэтры очередные проекты в экспертизу и получают отказ со штампом «Образец низкой эстетики. Уничтожить». Вот это было бы здорово. Нам необходимо сформировать архитектурный топ-уровень Беларуси. И это не сложно! Для этого нужно взять трех наших самых лучших архитекторов и доверить им построить то, что они сами назовут! ДОВЕРИТЬ! И оплатить все их капризы, от новых технологий  до дорогих материалов. Это и будет тот уровень, который мы примем за ТОП. И естественно, эти трое должны любить и знать Беларусь тысячелетнюю.

- Я вспомнила, что в современном Минске мне нравится. Малоэтажная застройка за Национальной библиотекой. Очень удачное решение, на мой взгляд. А вам как?

- Поддерживаю! А еще мне очень нравится жилой комплекс «Парк-Сити» на Жасминовой. Достойное качество  работ, радующие глаз фасады, деликатное цветовое решение, уместная высотность и человеческий масштаб! Также я бы отметила жилой комплекс «Каскад», который действительно удачно сел и организовал все вокруг себя, причем в этом не было и капли хамства по отношению к окружению – это высококлассная работа архитектора как градостроителя. Сами здания дружелюбны по отношению к человеку – это архитектура хороших пропорций! Правда, качество воплощения, к сожалению, ниже среднего.Еще один пример хорошей работы в городе – комплекс общежитий по ул. Чюрлениса. Сравните два въезда в город, оформленных недавно – въезд по Притыцкого и по Дзержинского – и, как говорится, почувствуйте разницу.

В завершении беседы я бы хотела сказать, что работать архитектором сегодня очень тяжело! Нам не хватает, простите за выражение, профессионального сволочизма. Если заказчик замахнулся на здание в центре и при этом не имеет денег на дорогой фасад, нужно вставать и уходить. И как следует хлопнуть дорогой дверью, на которую он денег не пожалел. Архитектура не прощает дешевизны!

 

Мануальная терапия, массаж : http://massag.by/

Юдик-форум

Исторический Минск и современный: архитектура
« Ответ #5 : 07 Февраль 2014, 15:36:23 »

 



gi-capsule.by,Capsule endoscopia,Given Imaging Ltd,PillCam


massag.by  massage hiropractik vertebrology

alconarco.by narkomania

psycho.by NLP



milonga.by .


yudik.org :  ??????? ? ?????? ??????


vyshivanka.org.Belarus.Ukraine

gi-capsule.by:#endocapsule